Спасибо, что вы подписались на наш блог.

 

ENG

Густав Малер: 5 Симфония

В последнее время в мое пространство попал Густав Малер и его 5 симфония. Он шел долгим, но прямым путем, через Гете, Томаса Манна, любимого Висконти. Я смотрела “Смерь в Венеции” еще в студенческие годы по каналу Культура, и он оставил после себя смутное ощущение непонимания вперемежку с восхищением от красок Венеции (я смотрела цветную картину).

Густав Малер: 5 Симфония

Недавно я пересмотрела этот фильм, и настолько пронзительным он был в этот раз. Художник, восхищенный идеальной красотой, которая застала его врасплох, не смея даже мысленно коснуться ее, переживает эмоциональный шок.
 
 
Он бродит по пустынным улицам Венеции за молчаливым польским мальчиком как во сне, созерцая абсолют красоты, и ничего более не желая, раздавленный ее равнодушием и попавший к ней в вечное рабство.
 
 

И образ юного белокурого бога, невинного, соблазняющего улыбкой в уголках губ и долгим ничего не значащим, но кажущимся таким значительным, насмешливым взором. И в этом отчаянном желании художника познать красоту нет никакой чувственности, сексуальности или физического. Как будто чистая философия: недостижимая и иронично безразличная ко всему красота и отчаянный художник, безрезультатно желающий ее.
 
 

5 симфония (я не знаю, что говорят критики, но я слышу ее именно так) - это акт созерцания, с напряжением всех чувств, впитывание красоты через кончики пальцев, каждым неспешным движением души, и неизбежное умирание. Это приглушенный шум вапоретто и медленное течение по изумрудному венецианскому морю, и приближающиеся шпили зданий на фоне голубого, высвеченного солнцем, неба. А потом резкий пик боли, напряжение, катарсис, и умирание, медленное и безразличное ко всему.

оставить комментарий:

2008-2017

креативное и стратегическое агентство

"Лимонеро и Гранадо"


hello@neronado.com

цитата на закуску:

“Когда речь заходит о слишком большом, слишком жгучем, невольно растекаешься в празднословии, начинаешь лихорадочно метаться и не только не доходишь до единственно важного и жгучего, не только безрассудно упускаешь его, но сам же начинаешь думать, что все тобою сказанное лишь предлог для того, чтобы обойти молчанием истинно важное и волнующее”. Томас Манн, “Лотта в Веймаре”