Спасибо, что вы подписались на наш блог.

 

ENG

Цитата: о поцелуях в Китае

В европейской традиции особая сексуальная изощренность женщины никогда не входила в число достоинств добродетельной жены, однако в Китае дело обстояло наоборот: благонравная жена или наложница должна была уметь ублажать своего мужа самыми изысканными способами, более того, она должна была не только уступать его другим женщинам, но порою и прислуживать во время акта мужа с таковыми. И даже если суровые конфуцианцы и оказывались чем-то недовольны, геенна огненная никому за эти прегрешения не грозила. 

Цитата: о поцелуях в Китае

Интересно, что при такой свободе "техник" секса китайцы не знали публичных поцелуев и относились к ним критически — причем как строгие конфуцианцы, так и сексуально раскованные даосы. Даосы категорически не хотели понять, зачем растрачивать энергию в ласках, которые не приведут к естественной кульминации. Для них это было оскорблением начал инь и ян. Чарлз Хьюман и Ван У в своей работе "Сумеречная сторона любви" писали: "Когда европейцы начали селиться в Шанхае и других городах, то можно было увидеть, как мужья и жены приветствуют друг друга поцелуем или заключают в объятия; китайцы, становившиеся свидетелями этих нежностей, ожидали, что европеец тут же извлечет свой "яшмовый черенок" и броситcя в битву. Еще более конфузили вездесущих китайцев сцены, когда два француза приветствовали друг друга поцелуями в щеки, — это также казалось бесцельными сексуальными приготовлениями". Ну а с точки зрения конфуцианцев, считавших, что мужчины и женщины должны ходить по разным сторонам улицы, публичные поцелуи, даже супружеские, были признаком крайней распущенности. 


Олег Ивик
"История сексуальных запретов и предписаний" 

оставить комментарий:

2008-2017

креативное и стратегическое агентство

"Лимонеро и Гранадо"


hello@neronado.com

цитата на закуску:

“Когда речь заходит о слишком большом, слишком жгучем, невольно растекаешься в празднословии, начинаешь лихорадочно метаться и не только не доходишь до единственно важного и жгучего, не только безрассудно упускаешь его, но сам же начинаешь думать, что все тобою сказанное лишь предлог для того, чтобы обойти молчанием истинно важное и волнующее”. Томас Манн, “Лотта в Веймаре”